«Мне кажется, великие поэты все были одинокими…»

0 16


Слушайте, вы мне можете сейчас не поверить, но Богом клянусь, что это БЫЛО.
Сейчас со мной.
Ехали мы с двумя дамами на такси из клуба, где у меня было выступление.
Шофёр был совсем юный — на вид лет 17, а потом выяснилось, что 22-х лет, таджик. Совсем ребёнок на вид.
Когда дамы вышли, он спросил, кто я и откуда еду.
Ну я не стала троллить и ломаться и сказала, что вот я такой типа юморист (он это уже понял из разговора с дамами).
А дальше начался фильм ПАТЕРСОН Джармуша (один из лучших в мировом кино — нежнейшее кружево об обыденности жизни, пронизанной тем не менее поэзией — в прямом и переносном смыслах, ибо герой фильма — поэт). Поэт, вынужденный водить автобус. За стихи ведь не платят.
— А стихи вы пишете? — спросил мальчик.
Я ответила что нет.
— А я пишу (сказал мальчик). На фарси.
Выяснилось, что он закончил три курса философского отделения университета в Душанбе.
Я спросила изучал ли он классическую немецкую философию.
Он сказал:
— Ну да. По программе положено. Но меня больше интересует суфийская мистика. Настоящих суфиев теперь нет. Всё, что сейчас, неправильно — этот не тот ислам, не эзотерический.
(Вы слушайте, я не вру, клянусь вам, я ему свой мейл дала, чтобы он стихи прислал — даже если они беспомощные, это же ПАТЕРСОН — каков сюжет, а?).
— Стихи (дальше сказал он) рождаются из боли. Если ты боли не испытаешь, твои стихи не будут хорошими. Я люблю одну девушку, она тоже пишет стихи, но она играет с моим сердцем: то притянет, то оттолкнет. И если бы я не писал стихов, я бы сошёл с ума.
Дальше он рассказал, что он очень одинок (и я поняла, что ему скучно с простыми людьми, шофёрами), у него здесь нет родных, девушка его мучает, и — опять таки — спасают его стихи.
Тогда я сказала,что есть поэтические вечера, может ему будет интересно: есть молодые поэты (он интересуется русской поэзией тоже).
И тут он сказал так изысканно:
— Одиночество считается чем-то плохим и возможно так и есть, но оно меня завораживает. Мне кажется, великие поэты все были одинокими: особенно в средние века.
— Но, может, вам нужны люди вашего уровня? -осторожно спросила я. -Я могу вас познакомить.
— Но они же европейцы (сказал он) Они меня не поймут.
И вдруг прибавил:
— Ах, если бы можно было поговорить с Руми или Омаром Хайямом.


ДОКУМЕНТАРИ: клянусь. Жду мейла от него: но может и не напишет.
Какое-то странное чувство: повеяло другим миром — прекрасный юноша пишет стихи, заворожен своим одиночеством и мечтает поговорить с Руми.
Я только сегодня поверила вполне, что мне везёт на встречи: как будто мне кто-то их «подсылает»,таких людей.



Source link

You might also like More from author

Comments

Loading...