Новости Русского мира

Чем кончились мечты о революции | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

0 11


В Русском музее проходит выставка “Мечты о мировом расцвете”, приуроченная к 100-летию революционных событий в России. Выставка уникальная, нередко меняющая общепринятые представления о творческой и личной биографии тех или иных художников.  

Куратор выставки Евгения Петрова на фоне “Девушек в поле” Малевича (1928 – 1929 гг.)

Как отмечает заместитель директора Русского музея по научной работе и куратор выставки Евгения Петрова, “и до революции, и в течение 1920-х годов, и даже в начале 1930-х практически все художники, и беспредметники, и так называемые реалисты, кроме тех, кто вообще отрицал революцию, как Борис Григорьев, считали, что Россия – источник мировой революции. И все мечтали, что она, мировая революция, вот-вот произойдет”.

Составителям экспозиции удалось проследить, как политические события, видоизменявшие Россию с начала XX века, а не только в 1917 году, отразились на творчестве художников: от Серова с Репиным – до Петрова-Водкина с Малевичем и Филоновым. При этом каждая картина сопровождена пояснительным текстом, либо написанным самим художником, либо его современником, сходно с ним мыслившим.

Борис Ермолаев, Краснофлотцы. 1934 г.

Борис Ермолаев, “Краснофлотцы”. 1934 г.

Выставка показывает, как реагировали на одни и те же события как художники, писавшие в реалистической манере, так и беспредметники. Эффект поразительный, когда смотришь на крестьянок Малевича и сравниваешь их с вполне “реальными” жницами-ударницами Алексея Пахомова. Кроме того, и это самое важное, выставка к последнему залу экспозиции дает понять, чем в итоге кончились “мечты”: мирового расцвета достичь не удалось, а те, кто о нем мечтал, совершая революцию в живописи, были отставлены, затравлены, забыты.

Серов без персиков

Оказывается, мечтал о переменах в обществе и Валентин Серов. За этим великим русским художником, автором любимой абсолютно всеми “Девочки с персиками”, закрепилась слава портретиста, переписавшего почти всю русскую элиту своего времени. На выставке в Русском музее можно увидеть его произведения, казавшиеся критикам “странными”. А появились эти работы в связи с трагическими событиями 1905 года, которые глубоко потрясли Серова: “То, что пришлось видеть мне из окон Академии художеств 9 января, не забуду никогда, – пишет он, – сдержанная, величественная, безоружная толпа, идущая навстречу кавалерийским атакам и ружейному прицелу, – зрелище ужасающее… Кем же предрешено это избиение? Никому и никогда не стереть этого пятна…”

В 1905 году Серов пишет картину “Солдатушки, бравы ребятушки, где же ваша слава?”, иллюстрирующую расстрел мирной демонстрации. Не было в ней никаких персиков, зато была горькая ирония, отражающая недоумение художника относительно самой возможности произошедшего. Современники отмечали, что Серов очень изменился после событий 1905 года: стал угрюм, неразговорчив, ушел в себя. Изменилась и его живописная манера.

Мифы об авангардистах

Историки и искусствоведы, как в России, так и за рубежом, часто ставят в один ряд два понятия: “революция” и “русский авангард”. Может создаться ошибочное впечатление, что расцвет модернизма в России пришелся на 1917 год. Как отмечает заместитель директора Русского музея по научной работе Евгения Петрова: “Расцвет авангарда – это конец 1900-х – начало 1910-х годов. Уже в 1911 году Кандинский создал абстракцию, в 1915-м появились “Черный квадрат” и “Красный квадрат” Малевича. В середине 1920-х годов они все почувствовали, что наступает пора цензуры. Им становится все труднее и труднее: их не пускают на выставки, их запрещают. В середине 1920-х годов авангард остается разве что в тех формах, в которых он был создан”.

“Уже в 1920-е мы имеем дело с полным непониманием того, что представители авангарда сделали, в том числе и для революции. Безусловно, авангард после революции пошел на спад, – подводит итог Петрова. – Кандинский уехал и не вернулся в Россию. Родченко фактически ушел в фотографию. Башня Татлина так и не была построена. Татлин вообще в 1930-е годы писал натюрморты… Это была трагедия для художников. Безусловно”.

“Блокада” Малевича

Казимир Малевич, человек, совершивший по истине революцию в живописи, известный и обожаемый во всем мире, в середине 1920-х фактически влачил жалкое существование. Его лишили пособия, не давали выставляться, даже задержали по подозрению в шпионаже… В 1930 году, после смерти Владимира Маяковского, сетуя друзьям на свое положение, он, явно намекая на мысли о сведении счетов с жизнью, писал: “Идти за Маяковским как-то неудобно”.

В центре снимка - Казимир Малевич

В центре снимка – Казимир Малевич

От супрематизма Малевич, в поисках форм, более простых и понятных “новой публике”, перешел к супранатурализму, но и это не спасло положения. В 1932 году он пишет: “никуда не пускают и ничего не дают”, “блокада кругом”, “на выставке нашего брата изолировали как диких формалистов, как врагов”. “Черный квадрат” причислили к вредному для советского народа “буржуазному искусству”, и Малевичу осталось лишь горько смеяться в недоумении: “… я подлинный герой, революционер, приведший искусство буржуазное к тупику”.

“Филоновщина”

В 1920-х годах “диктатура пролетариата” не обошла своим пристальным вниманием и наиболее верного ей авангардиста – Павла Филонова. Как отмечает в каталоге к выставке Евгения Петрова: “В 1929 году почти год простояла в Русском музее готовая к показу выставка его работ, но она так и не открылась по цензурным соображениям. На другие экспозиции тогда его работы не принимались… Он должен был исполнить две-три работы на производственные темы в реалистическом духе. Филонов долго сопротивлялся, но под огромным напором друзей и жены согласился. Одна из картин должна была изображать передовую работницу швейной фабрики. Филонов поехал туда в поисках натуры. Художник увидел пожилую женщину, которая привлекла его внимание своей обычностью. Ее он и начал писать, акцентируя внимание на обыкновенном лице и отсветах в ее очках. Показанный холст вызвал резкую критику. От Филонова ждали оптимистического образа героини-ударницы, а он представил некрасивую пожилую женщину. В результате картину не утвердили…”

Павел Филонов, Цветы мирового расцвета. 1915 г.

Павел Филонов, “Цветы мирового расцвета”. 1915 г. Из цикла “Ввод в мировой расцвет”. Эта картина “подарила” название выставке.

До конца жизни творчество одного из лидеров русского авангарда называли враждебной советскому строю “филоновщиной”, а картины его находились вплоть до 1980-х годов под неофициальным запретом для показа.

Предчувствие конца

Картина Кузьмы Петрова-Водкина “1919 год. Тревога”, согласно идее составителей выставки, собственно, и показывает, чем кончились “мечты о мировом расцвете”. За окном – ночь, в углу освещенной комнаты – детская кроватка с малышом, по центру – взволнованная женщина, прижимающая к себе девочку лет семи, мужчина, отец семейства, выглядывает в окно. Учитывая, что картина была написана в 1934 году, можно предположить, что тревожит героев полотна. “Что касается “Тревоги”, то… это… боязнь за то, чтобы не дрогнули завоевания революции”, – опишет картину сам автор.

Смотрите также:



Source link

Comments
Loading...