Новости Русского мира

Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 5-я лекция, часть 2: philologist

0 14


Прага, 24 марта 1911 года

Наблюдая орган, который следует признавать центральным в организме: систему крови, изучая, как кровь непрестанно обновляется кислородом, и рассматривая ее как орудие Я, можно заключить: если бы кровь проходила через человеческий организм не изменяясь, то она не могла бы быть органом человеческого Я, ведь кровь является в самом значительном смысле тем органом, который делает для человека возможным внутренне пережить себя. Лишь благодаря тому, что кровь производит в самой себе изменения – то есть совершает не что иное, как процессы выделения, ( То есть кровь, превращаясь в легких из “синей” в “красную”, выделяет углекислоту. – Прим. перев.) и возвращается уже измененной, – лишь благодаря этому человек может не только иметь Я, но и переживать его с помощью чувственно-физического органа Я – крови.

Итак, нами составлено понятие выделения. А теперь зададимся вопросом: как же обстоит дело с выделениями в той части тела, которую мы ранее назвали самой периферической в человеческом организме? Нетрудно понять, как должен действовать организм во всей своей совокупности, чтобы мог происходить процесс выделения на его периферии. Для этого необходимо, чтобы всем потокам человеческого организма был противопоставлен орган, связанный именно с этим всеохватывающим процессом выделения.

И этим органом, как вы можете себе легко представить, является кожа – вкупе со всем тем, что относится к ней в самом широком смысле. Это орган, в формах которого уже непосредственный взгляд видит существенные черты человеческого облика, формы человека. Необходимо осознать: лишь благодаря тому, что организм противопоставляет совокупности всех своих потоков орган кожи, он может переживать самого себя в пределах своих внешних границ; осознав это, мы в тех своеобразных формах, которые принимает кожа, должны видеть одно из проявлений внутреннейших сил человеческого организма.

Остается спросить: как мы должны представлять себе этот орган кожи? Как нам представить кожу во всей ее совокупности? В дальнейшем мы еще рассмотрим в частностях все сюда относящееся, сегодня же этот вопрос будет охарактеризован в общем и целом. Прежде всего нужно уяснить себе, что все относящееся к нашим сознательным переживаниям не распростра няется на тот облик, который проявляется в формах нашей кожи. Хотя мы в ограниченной мере и можем содействовать изменению формы внешней поверхности тела, но все же это – область, совершенно не допускающая непосредственного произвольного воздействия. Лишь в отношении подвижности нашей кожи, мимики, жестов и так далее мы еще имеем некоторое влияние, но и оно ограничено тем, что можно назвать сознательной деятельностью; однако на строение, на форму поверхности нашего тела у нас уже влияния нет.

Но, конечно, надо признать, что человек между рождением и смертью в узких пределах обладает каким-то влиянием на внешнюю форму своего тела. В этом может убедиться каждый на жизненном примере: если он знал кого-то в определенном возрасте и вновь встречает его спустя десять или двадцать лет, особенно если этот человек в течение прошедших лет прошел через глубокие внутренние переживания, связанные с познанием, но не с тем, которым занимается внешняя наука, а с познанием, которое “стоит крови”, которое связано со всей жизненной судьбой. Тогда можно видеть, как изменилось лицо, как человек в узких пределах оказал влияние на свой телесный облик. Но такое изменение возможно лишь в самой малой мере, и это подтвердит каждый; ибо важнейшее в человеческом облике не отдано нашему произволу и не определяется нашим сознанием.

Тем не менее, необходимо отметить, что весь облик человека соответствует его существу; и тот, кто проникает в сущность вещей, никогда не смог бы себе представить, что вся совокупность человеческих способностей, возможностей могла бы развиваться в каком-либо существе, имеющем облик, отличный от того, которым обладает современный человек. Все человеческие способности связаны с его обликом. Представьте только себе, что лобная кость находилась бы в каком-либо ином положении по отношению к остальному организму, – такое изменение облика предполагало бы совершенно иные способности и силы в человеке. Можно было бы провести целые исследования, изучающие, сколь различаются способности у людей с различной внешней формой головы, строением черепа и так далее.

Таким образом, мы должны составить себе понятие о соответствии облика внутреннему существу человека во всей совокупной цельности и даже в полном соответствии между внешним обликом и его внутренним бытием. Силы, создающие это соответствие, не имеют ничего общего с тем, что относится к сознательно развиваемой деятельности. Но облик связан с духовной активностью и, также, с душевной жизнью, и вы легко можете себе представить, что в силах, создающих физический облик, представлены те силы, которые приходят как бы с другой стороны (von einer anderen Seite), навстречу силам, которые человек развивает в себе самом.

Силы интеллекта, чувствования, характера и т. д. – их человек в состоянии развивать в физическом мире лишь при наличии своего особенного облика. Этот облик должен быть дан человеку. Ему необходимо получать свой облик подготовленным для своих способностей – если я могу так выразиться – от сил, подобных тем, которые, приходя “с другой стороны”, только еще строят этот облик, чтобы он мог быть использован для того, к чему предназначен.

Нетрудно составить себе такое понятие, достаточно лишь поразмыслить о том, что механизм, который мы хотим использовать для какой-то работы, должен быть построен для данной цели разумно и целесообразно. Чтобы появился такой механизм, необходимо сначала разработать те действия, которые он должен выполнять, затем изготовить отдельные части и собрать их, придав тем самым механизму его форму.

Имея перед собой готовый механизм, мы можем вполне в нем разобраться, если видим и понимаем, как он работает. Но будучи мыслящими наблюдателями, мы спросим: кто он – построивший этот механизм? Ибо его устройство указывает на целенаправленную духовную деятельность, создавшую механизм для определенных целей. Если мы хотим разобраться в устройстве механизма, то для этого нет необходимости в присутствии в нем этой духовной деятельности, но она стоит за механизмом, ею созданным.

Можно также сказать и следующее: все представляющее собой системы форм (Formsystem), лежащие в основе облика нашего организма, дается нам прежде всего для того, чтобы мы развивали способности и силы, как это присуще человеку. За человеческим обликом, строением стоят силы, дающие этот облик, дающие форму, но найти их в уже готовом облике так же трудно, как в механизме – инженера-механика, его построившего.
С этой идеей прояснится еще и нечто иное. Материалистический мыслитель мог бы заметить: “К чему предполагать за нашим физическим миром интеллектуальные силы и сознательно творящие сущности?

Мы можем вполне объяснить физический мир из него же самого, из его собственных законов. Ведь любой механизм, например часы, можно объяснить исходя из его законов”. Здесь мы подошли к пункту, где постоянно совершаются грубейшие ошибки как теми, кто стоит на почве спиритуального мировоззрения, так и со стороны материалистов. Например, оспаривать, исходя из духовнонаучного мировоззрения, что человеческий организм, каким он нам представлен по своей форме, вполне может быть объясним чисто механически или механистически, из своих собственных законов, означало бы, само собой разумеется, зайти слишком далеко и быть совершенно несправедливым.

Человеческий организм целиком и полностью объясним из его собственных законов так же, как и часы. Но из того, что часы объяснимы из своих собственных законов, не следует, что за часами не стоит изобретатель, часовщик, и его духовная деятельность. Этим самым возражение, сделанное со стороны материалистов, упраздняется. Но исследователь духа тоже должен согласиться, что человеческий организм, каким он нам явлен, может быть объясним из его собственных законов.

Если мыслить действительно духовнонаучно, то за обликом человеческого организма следует искать формообразующие сущности, то есть то, что лежит в основе формы человеческого существа. Чтобы получить представление о том, как вообще создается форма, надо себе представить, что она, с одной стороны, вызывается тем, что формо-дающие силы (formgebenden Krдfte), развертываясь, строят человека благодаря тому, что они замыкаются, ограничивают самих себя в пределах человеческой формы. В образовании кожи самым ясным образом выражено то, чем является пространственное замыкание-себя (Sichabschlies-sen) формо-дающих сил.

Изобразим это схематично. Представим себе, что формо-дающие силы струятся к периферии и там замыкают себя во внешней форме, намеченной линией А-В. В дальнейшем нам еще пригодится это понятие, чтобы понять, что происходит в коже. Сейчас же надо уяснить, что подобные замыкания-себя, ограничения имеют место не только в коже, но и что входящие в человека внешняя деятельность и действительность – также замыкаются внутри самого организма.

Надо лишь поразмыслить о том, что было сказано ранее, чтобы прийти к факту, что и внутри человека есть замкнутая деятельность, к которой он так же непричастен, как и к формированию поверхности тела; это деятельность, развивающаяся в органах: в печени, желчи, селезенке и так далее. В них задерживается поток, вливающийся в организм через силы, содержащиеся в пище. Этот поток наталкивается на что-то, ему ставится препятствие: то есть в этих органах преобразуется собственная закономерность внешнего вещества.

С формо-дающими силами дело обстоит так, что они деятельны лишь в пределах кожи и отсутствуют за ее границами; что же касается сил, приходящих с пищей и воздухом, то в этом случае эти проникающие извне потоки не замыкаются полностью, а преобразуются. Внутренние органы не замыкаются так, что вовне ничего более не остается, подобно коже, а преобразуют закономерность веществ следующим образом: поток пищи, принимаемый органами (см. рис. а), направляется далее по другому пути (Ь) – после того, как ему было поставлено препятствие. Здесь мы имеем дело с преобразованием, и это относится, прежде всего, к органам, которые были названы внутренней мировой системой человека. Они преобразовывают внешнюю закономерность веществ.

Есть силы, которые, в противоположность силам форм (Formkrдfte), образующим весь организм, можно назвать силами движения (Bewegungskrдfte). В нашей внутренней мировой системе эти силы, преобразующие внутреннюю закономерность питательных веществ, становятся движением, так что здесь мы можем говорить о силах движения в органах. Мы уже продвинулись так далеко в изучении человеческого организма, что можно заключить: в организме действуют проникающие извне силы, деятельность которых мы не воспринимаем нашим сознанием. Вся эта деятельность, развиваемая нами, лежит ниже порога нашего сознания; никто, находясь в обычном сознании, не в состоянии наблюдать деятельность . своей печени, желчи, селезенки и т. д. Здесь возникает вопрос: что нам препятствует знать что-либо о силах форм и силах движения, действующих в наших органах? Ведь наша душевная жизнь соединена с организмом! В нас происходит могучая деятельность. Но почему мы о ней ничего не знаем?

Тогда как нервная система головного и спинного мозга предназначена передавать крови внешние впечатления, получаемые через органы чувств, то есть направлять импрессии от внешних процессов в нашу кровь, в орган Я, а нервная система головного и спинного мозга предназначена в обычном сознании служить Я, -то симпатическая нервная система, как бы расположившаяся в нашей внутренней мировой системе со своими разветвлениями и узлами, призвана не допускать в кровь, в орган Я, процессы, происходящие в организме, но, напротив, удерживать их вдали от крови.

Как видите, симпатическая нервная система имеет задачу, противоположную задаче нервной системы головного-спинного мозга, и это объясняет различие в строении и в свойствах обеих систем. Нервная система головного и спинного мозга должна стараться как можно лучше передавать крови внешние впечатления. Действующая противоположным образом симпатическая нервная система должна постоянно удерживать от крови – как от орудия Я – собственную закономерность принимаемых веществ.

Пищеварительный процесс начинается с принятия внешних питательных веществ, затем собственная закономерность этих веществ удерживается, и далее происходит преобразование закономерности веществ внутренней мировой системой. Для того чтобы мы, живя в этом мире, постоянно не воспринимали происходящего в наших органах, весь поток процессов должен быть удержан симпатической нервной системой вдали от крови, тогда как система головного и спинного мозга направляет к крови все воспринимаемое извне. В этом состоит задача симпатической нервной системы: удерживать внутренние процессы внутри, не позволять им проникать к крови, органу Я; препятствовать вступлению этих внутренних процессов в Я-сознание.

Вчера я уже указал на то, что внешняя и внутренняя жизнь человека – в своих проявлениях в эфирном теле – противоположны друг другу, и эта противоположность внешней и внутренней жизни проявляется в напряжении, которое в наибольшей степени усиливается в органах головного мозга, упомянутых нами как шишковидная железа и мозговой придаток . Соединив сказанное вчера и сегодня, можно легко себе представить, что все стремящееся извне вступить в возможно тесный контакт с кровообращением, затем стремится к соединению со своей противоположностью, с тем, что приходит изнутри и удерживается симпатической нервной системой.

Шишковидная железа – это то место, в котором все принесенное извне в кровь посредством нервной системы головного и спинного мозга стремится соединиться с тем, что приходит с другой стороны, а мозговой придаток – словно последний форпост, не подпускающий к крови того, что является внутренней жизнью организма. В этом месте в мозге расположены друг напротив друга два важных органа. Все внутренние переживания остаются под порогом сознания; сознательное участие в процессе питания помешало бы нам страшным образом, от этого нас оберегает симпатическая нервная система. Лишь когда взаимоотношения между обеими нервными системами, выражающиеся в напряжении между шишковидной железой и мозговым придатком, не в порядке, возникает то, что можно назвать прониканием одной из сторон в другую, нарушением одной стороны другой.

Такое происходит, например, когда нерегулярная деятельность пищеварительных органов входит в сознание в форме жутких чувств. При этом имеет место проникание, излучение – конечно, весьма смутное – обычно бессознательной внутренней жизни в сознание, но в значительно измененном виде, так что сознанию эта внутренняя жизнь является вовсе не такой, какова она в действительности. Или же, наоборот, особенно сильное излучение может создаваться гневом, яростью, страхом и прочими наиболее яркими аффектами, имеющими происхождение в сознании. Если это случается, то аффекты, сильные душевные волнения оказывают исключительно вредное воздействие на пищеварение, дыхательную систему и через это на кровообращение и на все находящееся ниже порога сознания. Таким образом две стороны человеческой природы могут влиять друг на друга.

Так, являя собой двойственность, стоит в мире человек. И мы сегодня исследовали эту двойственность: с одной стороны – сознательное переживание внешнего мира через нервную систему головного и спинного мозга, приносящую внешние впечатления к крови, к органу Я; с другой стороны – бессознательное переживание внутреннего мира, бессознательное, так как оно удерживается симпатической нервной системой от контакта с кровью. Эти две противоположности постоянно противопоставлены друг другу. Но особенно проявляются они в напряжении между двумя органами, о которых мы говорили: между шишковидной железой и мозговым придатком.
С этого пункта мы и продолжим наши рассмотрения в следующий раз.

См. также:
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 1
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 2
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 1
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 2
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 1
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 2
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 4-я лекция, часть 1
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 4-я лекция, часть 2
Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 5-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
– в фейсбуке:
https://www.facebook.com/podosokorskiy
– в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
– в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
– в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
– в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
– в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky





Source link

Comments
Loading...