Новости Русского мира

Внутреннее путешествие с дневником Прогоффа в поисках волшебства

0 12


Дарья Кутузова
Кандидат психологических наук, нарративный консультант и специалист в области терапевтического письма. Ведет блог pismennyepraktiki.ru
  • pismennyepraktiki.ru
  • Когда я лет в десять прочитала «Плутонию» Обручева, мне очень понравился образ полой планеты, населенной разными существами снаружи и изнутри. Мне стало гораздо проще представить себе, что такое «внутренний мир человека». Ходишь и носишь в себе целый мир, так интересно!

    Потом я поняла, что жить на границе двух миров, внутреннего и внешнего, довольно сложно, все время есть искушение уделять внимание чему-то одному. А хотелось бы жить в этих двух мирах комфортно, распробуя во внутреннем мире пищу впечатлений, которая приходит из мира внешнего, и выращивая во внешнем мире семена и саженцы идей и вещей, которые присылают из мира внутреннего. Наладить, так сказать, пути сообщения между этими двумя мирами. Выучить язык внутреннего мира.

    Потом я пошла учиться на психолога, узнала довольно много о «структуре характера» и «психических процессах». Внешний мир, как сейчас говорят, «реал», начал «затягивать». Но наступил момент, когда я почувствовала, что необходимо «реабилитировать» внутренний мир — ради целостной, интересной жизни.

    Практика, собирающая жизнь

    Мне нравится выбирать на год одну основную практику, помещать ее в центр своей жизни, чтобы она, как магнит, притягивала к себе все, чем я занимаюсь. Чтобы в моей жизни были связность, целостность, объем и направление. В прошлом году таким центром для меня была практика внимательности/осознанности и сочувствия себе. Это был такой эксперимент: «а что будет, если?..» — если, занимаясь детьми, хозяйством, здоровьем, рабочими проектами, поддерживая и развивая значимые отношения, я буду помнить о внимательности и сочувствии? Мне понравился и процесс, и результат. Я буду продолжать эти практики. Теперь я хочу поставить в центр «интенсивный дневник» Прогоффа — самый целостный и глубокий подход к использованию письменных практик, который я знаю; он очень созвучен образу «целого мира, который носишь внутри». Я хочу как следует освоить новый метод и перевести на новый уровень свою способность жить интересно.

    Функции, которые я сейчас описала, напоминают мне последовательное разматывание слоев ткани, в которые завернут внутренний компас — прибор, совершенно однозначно показывающий нам: вот этот вариант действий, приглашение, альтернатива — это для нас «то, оно самое», или «не то». Прогофф, создав свой структурированный дневник, предложил единый метод для реализации всех этих функций. Но это именно метод, система, которая в целостности своей больше, чем сумма ее частей, «всеобъемлющий инструмент» для внутренней жизни. Он как будто волшебный корабль, который одновременно и плывет по течению внутреннего процесса, и создает для него русло. Это самая «многообещающая» (в самом лучшем смысле слова) письменная практика. И, пожалуй, самая сложная.

    Можно взять отдельные упражнения из системы Прогоффа, и применять их вне системы. Это несложно; и результат будет, причем глубокий, значимый, полезный результат… но у меня есть подозрение, что при работе с дневником Прогоффа как с целым, в соответствии с замыслом автора, результат будет как минимум на порядок мощнее. Вот это, в частности, я и хочу проверить в этом году.

    Метафоры в основе метода Прогоффа

    О том, кто такой Айра Прогофф, я уже писала довольно подробно вот в этой статье. Здесь отмечу только, что он был социальным работником, и у него была дерзкая мечта — создать инструмент для работы с внутренним миром, который мог бы заменять человеку психотерапевта. Тем самым он хотел сделать возможность исцеления и полной, насыщенной жизни доступной для тех, кто по тем или иным причинам не может воспользоваться услугами психотерапевта, — и при этом нуждается в исцелении, пожалуй, больше, чем те, у кого есть возможность платить за психотерапию. Прогофф работал с узниками тюрем, с теми, кто подолгу находится в больнице, с безработными на биржах труда.

    Он считал, что сутью жизни человека является единый и целостный «внутренний процесс», течение феноменов сознания и подсознания, который лучше всего можно уподобить клубам дыма — постоянно меняющим форму, эфемерным, но имеющим направление, момент движения, устремленность. Невозможно изнутри процесса увидеть весь процесс. Как и клубы дыма — их можно только сфотографировать, от момента к моменту, и снимки станут своего рода «отражающей поверхностью», которая позволит проследить динамику и увидеть паттерны, узоры. Чтобы увидеть паттерны и узоры в собственном внутреннем процессе, человеку нужно нечто, что послужит «отражающей поверхностью». Ею становятся записи в дневнике, сделанные как бы с разных ракурсов.

    Прогофф был убежден, что современная жизнь побуждает людей жить слишком быстро. Люди, как правило, не заботятся о том, чтобы осмыслить проживаемый опыт, дать ему ассимилироваться, чтобы в нем могли прорасти семена возможностей. Чтобы люди развернулись к своим переживаниям лицом, должно случиться нечто чрезвычайное. А пока они живут, повернувшись к опыту спиной, переживания событий падают одно на другое в памяти, спрессовываются и становятся подобны утрамбованной, закаменевшей, бесплодной почве. Одна из задач прогоффского «интенсивного дневника» — это разрыхление почвы опыта, насыщение ее водой и воздухом, чтобы она снова стала мягкой, живой, приятной на ощупь. Тогда смогут прорасти, расцвести и вызреть смыслы, обогащая не только жизнь конкретного человека, но и, возможно, жизнь человечества в целом.

    Еще одна метафора, которая мне очень нравится у Прогоффа — это метафора «невыбранных дорог». Когда мы совершаем выбор, мы воплощаем одну из возможностей, а остальные — не воплощаем, и это бывает тоскливо и грустно. «Но они не исчезают, — говорит Прогофф. — Разве дорога перестает существовать оттого, что в какой-то момент вы пошли не по ней? Нет, она движется дальше, каким-то своим путем, развиваясь и меняясь. И вполне возможно, она еще не раз пересечет ваш жизненный путь — и от вас будет зависеть, сможете ли вы распознать возможность, существующую в ней. Вы сможете снова решить, хотите ли воплотить эту возможность в вашей жизни». Меня это как-то обнадеживает, сразу становится меньше сожалений о несбывшемся.

    Когда мы бодрствуем и решаем те или иные повседневные задачи, под слоем дневного целеполагающего сознания продолжается поток ассоциаций, воспоминаний и фантазий. Они как дети, которые подходят к взрослому, занятому делом, и говорят: «Хочешь, я тебе кое-что расскажу?..» И чаще всего мы привычно отмахиваемся, говорим: «Отойди, не видишь, что ли, не до тебя сейчас». Многим «робким гостям», которые стучатся к нам, чтобы принести нам нечто, возможно, важное для нашей целостности, для того, чтобы мы чувствовали себя — и мир — более живыми, мы не уделяем достаточно внимания. Процедура и формат работы с прогоффским дневником — это способ услышать этих «гостей», встретить их и сказать: «здравствуй, я увидел тебя, ты мне важен, посиди пока здесь, я обязательно к тебе вернусь и мы с тобой поговорим подробнее».

    Некоторые из этих «гостей» — совсем не «робкие», они стучатся и врываются к нам снова и снова. Часто оказывается, что в этих воспоминаниях и фантазиях много энергии; и если мы от них отворачиваемся, не берем у них эту энергию, не удивительно, что у нас ее нет.

    Подход Прогоффа предлагает признавать и давать место самым разнообразным явлениям внутреннего мира; не отворачиваться от них, а смотреть на них и проживать их, когда они приходят к нам, и давать потоку течь туда, куда ему хочется, двигаясь на его волне. Это — эвдемония, жизнь в гармонии с собственным даэмоном. Достаточно давно забытое искусство и практика, на месте которого уже давно обосновалось «технэ», переделывание себя и мира. В идеале, при длительной работе с методом Прогоффа все различные нити жизни человека переплетаются в единый канат, а энергия, которая обычно тратится на «изгнание» каких-то содержаний, выстраивание внутренних «заборов» и «загородок», высвобождается и может быть использована более продуктивно.

    И, наконец, последний здесь по порядку, но отнюдь не по значимости — принцип диалогичности. Прогофф утверждает, что естественное состояние человека — это диалог. С чем угодно. С другими людьми, с проектами, с собственным телом, с историческими событиями, с миром как таковым. Проблемы — психологические, социальные, духовные — начинаются, когда этот диалог так или иначе нарушен, когда человек не обращается осознанно к разным событиям и феноменам своей жизни, или когда он отказывается от субъектности — либо своей собственной, полагая себя жертвой обстоятельств, либо отказывая в субъектности своему собеседнику, считая его неодушевленным, неспособным говорить, недостойным того, чтобы быть выслушанным. Когда мы работаем с дневником Прогоффа, мы восстанавливаем диалогичность своих отношений с жизнью в самых разных ее проявлениях, — и мир для нас становится более живым, дышащим, чувствующим, осознающим.

    Невероятно интересно.

    Дневник Прогоффа и я

    Последние шесть с лишним лет, с тех пор, как книга Прогоффа «В дневниковой мастерской» (прим. авт. — Раньше я переводила название «На дневниковом семинаре», но теперь, глубже вникнув в метод, я понимаю, что имелась в виду именно мастерская, — как у скульптора, например.) вполне чудесно-случайным образом выпала на меня из книжного шкафа моего тогда-еще-будущего-мужа при позапрошлом переезде, я то и дело возвращаюсь к ней. Тогда это было первое издание, в нем была только первая часть метода, а вторая была издана отдельной книгой, и вот ее-то у меня не было. В 2008 году я проработала первую часть (мы даже сделали это совместно с группой заинтересованных товарищей в закрытой группе в ЖЖ).

    Потом я заинтересовалась, как можно стать инструктором по этому методу, нашла всю доступную информацию по этому поводу и поняла, что мне не светит. По крайней мере, пока. Мой интерес и приверженность методу не настолько велики, чтобы ради этого совсем серьезно переворачивать свою жизнь и жизнь своих близких. Чтобы стать инструктором, нужно пройти несколько очных интенсивных семинаров, получить рекомендацию от инструктора, а лучше даже от двух, после этого пройти дополнительное обучение и стажировку. Этот процесс занимает несколько лет. И это очень правильный подход при работе с таким сложным и мощным инструментом. Но жаль, конечно; пока не удалось узнать, сколько сейчас появляется новых инструкторов по методу Прогоффа, и не являются ли они в целом «вымирающим видом» как раз в силу сложности подготовки. Однако сам автор издал книгу, а значит, хотел, чтобы метод был доступным для самостоятельного освоения и тем, кто не может попасть на семинар (хотя, конечно, неоднократно упоминает в тексте, что книга была создана в первую очередь как подспорье для самостоятельной работы между семинарами, и вместе с семинарами она работает гораздо лучше, чем без них — что не вызывает у меня никакого сомнения).

    В 2011 году в Институте письменной терапии я прошла курс «Знакомство с методом Прогоффа: читаем вместе» под руководством Рэй Хайт; я бы с удовольствием провела аналогичный курс, если бы книга Прогоффа была доступна на русском без нарушения авторских прав. Но пока она не доступна, сделать этого я не могу; однако мне очень хочется, чтобы русскоязычный читатель, интересующийся письменными практиками, знал бы о том, что такой метод существует, и что именно при помощи него можно сделать. Вроде бы никто не запрещает мне рассказывать о собственном опыте? Вот это я и буду делать.

    В этот раз мое очередное возвращение к Прогоффу началось с того, что я решила организовать себе маленький ритрит для восстановления — поехать на пару дней в нашу новую квартиру, куда мы пока еще не переехали, выспаться там впрок и напитаться уединением.

    Несколько лет назад я прожила в полном уединении, с абсолютным минимумом общения с людьми, 75 дней; это было очень много уединения, и это было хорошо. С двумя маленькими детьми уединения мне стало катастрофически не хватать. Поэтому раз в месяц-полтора я сбегаю на пару дней. Беру с собой какую-нибудь книжку из начатых и недочитанных. И в этот раз меня громче всего «позвала» книга Прогоффа (новое издание, в котором и первая, и вторая часть метода). По логике вещей, надо было брать другую, но я решила послушаться «зова». И получилось, что я ушла «на погружение», и эта книга стала «транспортным средством», она переместила меня из одной точки в пространстве моего внутреннего путешествия в совершенно другую точку. Я вошла в ее поток в состоянии внутреннего «раздрая», суеты, стремления двинуться одновременно в нескольких разных направлениях, а вышла с пониманием, что теперь у меня есть формат, способ совместить разные направления в едином целостном потоке, и для всех жизненных содержаний найдется время и место, поэтому можно не беспокоиться о том, что я что-то упущу.

    Мне очень нравится метод Прогоффа тем, что он одновременно апеллирует к целостности человека, а не только к сознанию, к тому, что я для себя называю «рациональным природопользованием». Он дает способ постепенно собрать все частные, обрывочные истории, планы, желания, идеи, порывы, переживания и т.п. в одну большую единую мета-историю. Он дает одновременно ощущение внутреннего магнитного центра и потока, который несет нас вперед, и в этом движении совершенно очевиден, интуитивно понятен следующий шаг. По крайней мере, такое у меня ощущение от поверхностного знакомства с методом; а вот теперь, погружаясь в метод глубже, я и проверю, как это будет на самом деле.

    Структура прогоффского дневника

    В прогоффском дневнике сосуществуют два типа записей. Первый — это «логи» или «реестры». Это разделы, в которые мы вносим события внутреннего опыта по мере их возникновения. В «дневнике внутренней погоды» (мой вольный перевод, для сохранения образности) мы записываем изменения в качестве внутреннего процесса в течение дня. Это, скорее, настроения, чем эмоции; это темп, ритм, насыщенность, текстура внутреннего переживания. В «дневнике сновидений» мы записываем сновидения, без интерпретации, тоже с акцентом на настроение, атмосферу, качество процесса. В «дневнике грез и фантазий — грезы и фантазии. В «реестре личной истории» — спонтанно всплывающие воспоминания из разных периодов жизни. В «дневнике трансцендентных переживаний» — моменты, когда мы чувствовали сопричастность, общность, единство с чем-то большим, чем мы сами (сюда попадают и искусство, и наука, и крупные социальные общности, и переживания прикосновения к внеличностным источникам мудрости и т.п.). Разные типы переживаний вынесены в разные разделы, чтобы потом удобнее было перечитывать — чтобы при перечитывании создавалось ощущение динамики, движения процесса, чтобы можно было увидеть паттерны и закономерности не столько рациональным образом, сколько заново «пропуская сквозь себя» поток и чувствуя, куда он стремится дальше.

    Однако «реестры» — это далеко не все. Это только «накопители опыта». А вот чтобы произошла ассимиляция этого опыта, его осмысление, преображение, чтобы этот поток вынес нас к каким-то новым берегам, — опыт должен быть переработан в одном из разделов второй категории, при помощи специальных упражнений. При этом, снова, разные типы переживаний обрабатываются по-разному.

    События личной истории из реестра воспоминаний сводятся в последовательность «жизненных вех» и определяющих периодов. Моменты выбора в прошлом рассматриваются как «распутья», и особое внимание уделяется «невыбранным дорогам» и их потенциалу, так и оставшемуся пока нереализованным. Выявляются события, которые можно сравнить с подарками, которые мы когда-то так и не получили, то есть не распаковали и не воспользовались тем, что они готовы были дать нам. Идет рыхление почвы памяти. Сновидения, грезы и фантазии рассматриваются в динамике, дополняются и расширяются в трансовом состоянии «сумеречного воображения». Восстанавливается единый жизненный сюжет в отношениях человека с тем, что больше его индивидуального существования. И со всеми важными персонажами, фигурами, проектами и событиями в жизни человека (и не в последнюю очередь — с телом) восстанавливается диалог.

    Отправляюсь в путешествие

    Я выбираю работать с прогоффским дневником не на компьютере, а рукописно. Пусть это громоздко, но чем больше я вникаю в этот метод, тем больше я понимаю, что существенная часть работы с упражнениями должна идти в определенном трансовом состоянии. И я из личного опыта знаю, что мне проще на данном этапе входить в этот транс при письме от руки, чем при печати на компьютере (я не владею «слепой» печатью). Компьютер удерживает меня в более „поверхностном“ состоянии, чем то, которое необходимо для работы со многими упражнениями прогоффского дневника.

    Пока я для себя организую работу следующим образом: в течение недели-двух я живу обычной жизнью; под рукой у меня «рабочая тетрадь», в которую я собираю крупицы опыта — то, что в прогоффском методе должно записываться в разделы-«реестры». Это и изменения внутренней погоды, и инвентаризация всплывающих воспоминаний и образов, и опыты работы с использованием личных «мантр-кристаллизаций». А потом я ухожу на несколько часов в место, где меня не потревожат, и там обрабатываю эти материалы — перечитываю, отмечаю цветом, какие записи в моей «рабочей тетради» должны будут быть перенесены в какой из разделов дневника, и выбираю те «лиды»/подсказки для более глубокой проработки, вслед за которыми я могу и чувствую необходимым и правильным пойти в этой точке жизненного потока. И сразу работаю в том разделе, который для этого подходит больше всего.

    Саморазвитие#Осознанность#Письменные практики





    Source link

    Comments
    Loading...