Новости Русского мира

Как писатель Наум Синдаловский собрал 12 тысяч легенд, поговорок и анекдотов про Петербург. История автора десятков книг о городском фольклоре. «Бумага»

0 12



Мы исчисляем историю Петербурга с 1703 года, а я — и, пожалуй, только я — исчисляю ее с I века христианской эры. Я рассказываю легенду, которая появилась в XVIII веке, но посвящена I веку, — об Андрее Первозванном. После гибели Иисуса Христа, когда двенадцать апостолов бросили жребий, кому досатется какая часть земли для утверждения веры, Андрею Первозванному досталась территория на север от Средиземного моря. Согласно библейским легендам, он дошел до территории современной Новгородской области. Там есть имение Грузино — графа Аракчеева. Первоначально оно называлось Друзино, так как, по легенде, Андрей Первозванный водрузил крест в этих местах.


Но в XVIII веке появилась легенда, что он пошел дальше на север и дошел до устья Невы. И когда он шел, на небе появилось северное сияние. По легендам угро-финнов, на месте, где появляется светосияние, в будущем возникнет стольный град. Эта легенда была как бы социальным заказом: надо было легитимизировать появление на этих гнилых финских болотах новой столицы — как будто бы это предопределено свыше.



С Александром Невским произошла примерно та же история, потому что он совсем не здесь победил в Ледовом побоище, а гораздо выше по течению Невы. Но поскольку Александр Невский стал небесным покровителем Петербурга, Петру надо было его утвердить именно здесь. И тогда появилась легенда о том, что победа произошла в районе Александро-Невского монастыря. География даже помогла Петру, потому что там было поселение с финно-угорским названием, очень похожим на латинское victory — победа. Так же появился Невский проспект, который должен был соединить политический административный центр Петербурга — Адмиралтейство — с его духовным центром — Александро-Невской лаврой. Всё это связано и украшено легендой.


Фольклор иногда появляется как реакция на те или иные события. Я привожу всегда один пример: обратите внимание, на набережных Невы все дома обращены фасадами к реке, а все фасады торжественные и праздничные. Это понятно, потому что Нева считается главной магистралью города. Но один дом втиснулся в этот строй своим скучным боковым фасадом — это здание Двенадцати коллегий.


Почему? Да потому что еще Петром I центральная площадь Петербурга была задумана на Васильевском острове. Это площадь, в центре которой сейчас расположен институт Отта, появившийся в начале ХХ века. Еще в XVIII веке на этом месте предполагалось установить статую Петра, а вокруг площади должны были расположиться все главные здания города — финансовые, научные, биржа. Центральное пространство должно было занимать здание Двенадцати коллегий, поэтому оно и обращено на площадь — так же, как Зимний дворец обращен на Дворцовую. Эта официальная точка зрения известна нам до сих пор.


Но в то время народ этого не знал и по-своему интерпретировал этот необычный факт. Родилась легенда о том, что Петр поручил построить это здание Меншикову и сказал: «Всё, что останется на запад от здания, достанется тебе». И уехал из Петербурга. Меншиков посмотрел и подумал: «Что же мне остается, если я такое длиннющее здание построю вдоль Невы?». И поставил его поперек. А пространство от этого здания в сторону моря так и досталось ему: там находится Меншиковский дворец. Петр вернулся, увидел, пришел в ужас, таскал Меншикова за шиворот вдоль всего здания, лупил дубинкой, но сделать ничего не мог. Так появилась легенда. Это народная интерпретация того, что происходило вокруг.


Каждый город присваивает себе свой фольклор. Например, во всем мире считается, что бедный Петербург страдает от наводнений, гибнет от них. На самом деле это петербуржцы присвоили себе такой статус несчастных утопленников, потому что вся Северная Европа знает и гораздо более сильные наводнения, чем в Петербурге. Или белые ночи: столица белых ночей — Петербург, все это знают. Но ничего подобного: белые ночи распространены по всему северу и многие города ими гордятся.


Допустим, есть еще такой анекдот: «А лето у вас в Петербурге бывает?» — «Да, в прошлом году было, но я в тот день работал». Потом я вдруг услышал, что вместо Петербурга там называется другой город. Трудно сказать, Петербург был вторичен или, наоборот, первичен — и потом анекдот стал универсальным.



Source link

Comments
Loading...